Российско-украинский кризис: по стопам истории
Российско-украинский кризис: по стопам истории - GEOPOLITICA.info
style="text-align: justify;">Исторический подход, возможно, именно тот, что сможет нам помочь расшифровать трудную ситуацию, сложившуюся на Украине. В связи с чем, мы решили задать несколько вопросов Андреа Картени (A.Carteny), профессору Истории Восточной Европы, доценту Истории Евразии  Римского университета Ла Сапиенца (Universita degli studi di Roma La Sapienza).
1) Профессор Картени, ситуация в Крыму представляется особенно сложной. В свете окончательных итогов референдума в пользу отделения от Украины и присоединения к России сценарий принимает новые очертания с точки зрения изменения границ между двумя государствами. Существуют исторические корни вмешательства Москвы в дела других государств, расположенных на постсоветском пространстве?
Объединение исторически русских регионов насчитывает как исторические, так и этнокультурные предпосылки вплоть до конца 18 века, когда политика расширения, проводимая Екатериной Великой, привела Россию к завоеванию украинских земель и побережья Черного моря, дав, таким образом, России выход в Средиземноморье. Эти места представляли собой особенную стратегическую ценность.  Черное море уже не было «турецким морем», а Крым стал самой важной геополитической частью этой области, пересечением торговых путей (как шелковый путь) и выходом в устье Дуная. В соответствии с русско-турецким Кючук-Кайнарджийским мирным договором в 1774 году Крым перешел в русское владение, кроме того договор предусматривал право России на вмешательство в рамках защиты православного населения Османской Империи, факт, который может считаться историческим прецедентом важного значения. Неслучайно Россия после лишь девяти лет  нарушила договор, заполучив регион и начав политику русификации местного татарского населения. Более того, после осуществленных депортаций вследствие столкновения с немцами во Второй Мировой Войне, полуостров является в своем большинстве русским в этнокультурном смысле.
2) Восточные регионы в большей своей части также населены русским населением. Им тоже предназначено отделиться от Украины и присоединиться к  исторической родине? Кроме того, существуют также другие этнические меньшинства в Украине: в каких условиях окажутся они в случае отделения?
Русские и украинцы всегда сосуществовали в восточных регионах с традиционным лидирующим русским культурно-лингвистическим положением, которое в последние годы, после распада Советского Союза, постепенно сверглось украинским лингвистическим превосходством. Хотя, уникальность промышленных и пост промышленных регионов является, несмотря на это, фактором самоотождествления с родиной, с первоначальной русской, ощутимой как наследство Советского Союза, который принес, несмотря на режим, некоторое процветание в эти земли. Затем, можно выделить другие случаи этнических меньшинств рядом с западными границами: румыны в Буковине, венгры в Закарпатье. В целом правительство Киева не оценило региональные автономии в эти двадцать лет независимости, и этнические меньшинства, также как и татары в Крыму и русское большинство были вынуждены ждать прихода администрации Януковича, чтобы наконец увидеть признание норм о двуязычии на местном уровне (нормы, кроме того, отмененные правительством, вставшим у руля после восстания на площади Майдан). Политика украинского правительства поддержать националистические направления в эти годы, скорее всего, была «близорукой», и безусловно не поспособствовала ослаблению внутреннего этнического напряжения.
3) Существует аксиома о «ближнем зарубежье», об области рядом с Путинской Россией? Кажется, что в русской истории продолжается применение формулы географического и политического доминирования, теперь уже основанного  на принципе русскоязычности.
Это так.  Путинская Россия представляет собой линейное продолжение Советского Союза Сталина и России царской эпохи: геополитический контекст, в котором  руководитель (царь/первый секретарь партии/президент Федерации) не является лишь гражданским эталоном на морально-религиозном уровне (достаточно подумать о гомофобных убеждениях), но и выступает на геополитическом уровне в качестве наследника роли монгольских ханов. В этом смысле географическое доминирование является основой самой России, которая для выполнения своей роли в истории должна геополитически доминировать. Таким образом, «ближнее зарубежье» становится «большим пространством», «grosse raum» (т.е. географическое пространство несмотря ни на что, «включающее в себя», а  не исключительно лишь «жилое пространство» как “lebensraum” этнического национального социализма) для развёртывания России вчера и сегодня.
4) Оказывают ли сильное влияние предыдущие случаи, руководимые Западом, возможно с некоторым легкомыслием и опозданием (бывшая Югославия, Косово, Ливия)?
Безусловно они сильно влияют на сегодняшнюю систему международных отношений. Например, принуждение Косово, чья независимость базируется на резолюции ООН (№1244), которая предусматривала сохранение территориальной сербской целостности, безусловно это можно считать прецедентом. В эти дни на Западе сильно подчеркивается уникальность случая Косово, а также  решение Международного Суда, провозгласившего косовскую независимость как акт, который не нарушает международное право, как не парадоксально поддержало широко известное мнение, что этническое меньшинство и народ имеют еще право на самоопределение на территории, на которой являются большинством. Кроме того, также несостоятельность ООН, представитель которой незамедлительно покинул Крым вследствие угроз, полученных на месте, оставляет чрезмерное пространство для действий и форсирования сил региональных властей. Необходимо подумать о распаде многонациональных государств: в этом случае лишь настоящее признание территориальной автономии, также на этнической основе, поможет разрядить внутренние конфликты. К сожалению, Европа и США не представляются способными признать глубину национальных чувств и следовательно управлять ими соответствующим образом; прячась за догмой несменяемости границ, они, тем не менее, позволили заявление о независимости Косово в своих административных границах.